С Т А Т Ь И.... home: ОБТАЗ и др
 
Валентина Симоновская. "Заславский. Портреты в интерьерах"

>>Валентина Симоновская > ©

ЗАСЛАВСКИЙ. ПОРТРЕТЫ В ИНТЕРЬЕРАХ

   
    v-sim@yandex.ru
 
Хожу от одного куска вернисажа до другого. Мимо стеклянных клеток, где повисли рукава модной и не очень одежды, подмигивают огоньки бижутерии. Мимо повисших в пустоте эскалаторов. Мимо сияющих под неоном плоскостей. Отыскивая затерянные в холодном дизайне островки тепла. Ага, вот! И еще! И здесь! Невольно превращаешься в охотника, хвастающего потом, что под его мушку попало все. А как у вас? «Восточных ангелов» нашли? И в вольер, где «Автопортрет на фоне Оли и Юли» заходили? Если бы не подпись, маэстро у ног красавиц можно не заметить, правда? Скромность и самоирония, а сколько цвета!
 
Последние его работы этим и выделяются – яркостью. Стоп-кадр чего-то цветного, бросающегося в глаза, иногда кажущегося чересчур кричащим. Но что-то неуловимое объединяет группы людей, непременных утеплителей – кошек и собачек, и фон, который, как всегда, явно претендует на самостоятельную ценность. Что это? Серьезность лиц, задумчивость поз вопреки разгулу красок? Да, конечно, но не только. «Марат и Борщ рисуют Степаныча», «Надя и Марат рисуют Виктора», «Шахматисты Виктор и Хачатур»…Разноцветные прямоугольники – голубые, золотые, полосато зеленые, просто зеленые –призваны что-то важное сказать. Цветной свет заливает пространство, в котором размещены фигуры.
И ты ощущаешь зажатый в тесноте пятен дух мгновения. Долго стоишь, впитываешь теплоту, а мгновение не кончается. Ты вовлечен, ты попал в поток, соединяющий земное и запредельное. Произошел контакт. Этого добивался мастер.
Иногда царапает неестественностью название картины. Ну, что это – «Три Восточных ангела»? Потом спохватишься – да это Заславский так юморит…
Но вернусь к началу просмотра.
 

Тесный прямоугольник портретов Полины в левой части фронтальной стены пространного, предваряющего показ, фойе второго этажа торгового дома «Балтика», будто призван быть плакатом ко всему, что может быть предложено. Человеческая и профессиональная состоятельность Заславского преодолела, разбила вдребезги опасение, что живопись может оказаться чем-то вроде рекламного каталога. Естественность, угловатая свободность поз, кажущаяся беспорядочность мазков и потеков, размазанных клочков краски, создающих мнимую простоватость живого молодого жеребенка и рассказа о нем, заставляет забыть об антураже. Сразу как-то отчего-то расстроишься, расчетверишься, попятишься, почувствуешь себя шестеренкой, увлеченной в движущийся мир неизвестности.
«Полина с Таисией в животе» – заглавная буква ко всем страницам этого собрания портретов. Даже изменение названия (я помню «Полину в ожидании Таисии») в контексте Заславского и его творчества играет свою роль. Здесь налицо нарочитое снижение стиля. Мы не вдруг должны заметить тему ожидания, надежды. Только, когда поймем, зачем эти темные клубы за спиной модели и что за светло-фиолетовая черта перед ней, как профиль двери в то свечение, в те солнечные протуберанцы, в небесное пространство впереди. Но надо перешагнуть нечто лиловое с коричневым…

 

И зрителю надо перешагнуть через вынужденную расположением выставочных площадок разобщенность соседей некой коммуналки, пригретой широкой душой художника.
Иногда собранные вместе живые души кажутся разлученными с близкими и несколько протестуют против чужаков. Например, Евгений никак не вписывается в окружение. Откуда он взялся? А порой отдельная квартира подходит. Например, для Иры. Повтор удлиненностей – ритм ограды или пустынной аллеи, никакой аляповатости загруженного прошлым жилья. Лишь новенькая молодая красавица в сиреневых тонах вносит легкий диссонанс своей наивностью и прозрачностью.

 

Старому почитателю искусства Заславского, конечно, дороги полотна, написанные до двухтысячных. «Портрет Хачатура Белого», «Лена, глядящая вдаль»… Здесь все на контрапункте – обобщенность и индивидуальность, сложность и простота, густота мазка и прозрачность пластического замысла. Каждый излучает ток, высоко напряжение живого существа, встроенного в живую природу и несущего нечто большее, чем характер – транслирующего причастность к чему-то единому. И этот посыл доверчив и добр, так как прошел через воспринимающую и передающую мембрану доброго, мудрого человека, прикрывающего свое понимание иронией.

 

Художник развивается и расширяется его мир. Приходится вводить в душу не только близких, но и дальних. Похоже – души хватает. Радует, что внезапности продолжают его охватывать на каждом шагу. Что не прерывается напор высокого напряжения чувств, с которым он воспринимает жизнь. Взгляните, сколько написано в одном 2009-м. А ведь еще есть пейзажи!

 

Уходила с выставки со сложными чувствами. Главным было горькое удивление. Где люди? Второй день показа, а тьмы зрителей не наблюдается. Это как если бы объявили, что Шостакович там-то и там-то показывает новую симфонию, а в зале пусто. Работы Анатолия Заславского представляют собой целую эпоху в живописи. Они тот мост, который связывает обрывки современных поисков новой выразительности с толщей земной культуры.

 

 

 

обтаз arts. .

статьи. .

проза. .

стихи. .

музыка. .

графика. .

живопись. .

анимация. .

фотография. .

други - е. .

по-сети-тель. .

контакты. .

ОБТАЗ / OBTAZ band. .

_____________. .
николай симоновский. .

Rambler's Top100 ..
..
..
..

back top next ..