С Т А Т Ь И.... home: ОБТАЗ и др
 
Валентина Симоновская. О новой книге Валерия Земских «До»

Валентина Симоновская ©

О НОВОЙ КНИГЕ ВАЛЕРИЯ ЗЕМСКИХ «ДО»

Валентина Симоновская. О новой книге Валерия Земских «До»
    v-sim@yandex.ru
 

Важное вчера
Отошло
Завтра еще нет
Но пахнет плесенью
Что мы будем делать милый друг
Куда пойдем
И надо ли
Улыбнись
Что остается
Что останется

Держу в руках компактный томик стихов Валерия Земских с портретом поэта. На фото-композиции он пробивается сквозь стену (очередной шедевр многоликого Яши, назвавшего себя на этом этапе творчества Крайним). Впрочем, мы все были крайними в эти годы, о которых Земских говорит, как о времени «До» (так он назвал книгу), все были на краю происходящего нынче. Каждый пробивался сквозь стену, называя ее по-разному. Земских, обычно ничего точно не называет, все у него иносказательно, но мы его прекрасно понимаем, толкуя по собственному разумению.

На наших небесах пустынно
Чужие мимо
А свои стремятся
Найти себя в иных
Туман и ветер их не привлекает
А солнце
Солнце равнодушно
Мы у него вне поля зрения
Песчинки
Пожалуй это слишком самонадеянно
До них не доросли

На наших небесах просторно
Нищий
Напрасно встряхивает шляпу
Не звенит

На наших небесах
Есть что-то от того
Чего не может быть
Но есть всегда

Пытались разделить
Но нет
Слепились
Распутывать узлы
Или рубить сплеча

На наших небесах
Нас нет

Как всегда, поэт откликается на события, описывая не их, а внутренние ощущения, которые в текущий промежуток истории заполняют его и нас, погруженных во внешние обстоятельства и – внимание! – действующих согласно принятым правилам. Результат трагичен. Мы в тупике. По разным параметрам, если читать стих за стихом:
«Мы сворачиваем пространство/ Как товарный чек/ И суем в карман / Только что были там»
«Ждали многих/ Не дождались/ Многих не дождались»
«Все дружно встали под ружье»
«Ни деревца на пустой земле/ Ни человеческого духа»
Тоска. Мы чувствуем беду. Мы знаем, что лирический герой Валерия Земских никогда ничего не доказывает. что всегда во всем сомневается. И вычитываем то, что лежит между строчками. Скажет, например, «Ангелы летят /руки по локоть в крови», мы уже подозреваем, что к чему. А то, что по ходу развертывания образа чувствования появляется лукавая тема краски, мы воспринимаем как попытку сильных и слабых сего мира скрыть свои деяния. Поэтому солидарны с автором, отмывающим ангелов, сочувствуя всем, кто имея крылья, летать тут не могут, поскольку для крыльев воздух нужен, а у нас его нет. Вся картина события вызывает острое чувство: руки не отмыть, дышать нечем.
Вдумываясь в стихи, мы и себя осознаем на качелях сомнений: «Надо бы» и «А стоит ли». И испытываем пронзительное чувство унижения и беспомощности.

Нам пели
А мы
Мы в пеленках запутались
Наше время петь гимны
А мы еще сушим на батарее
Мокрые тряпки
Никто не услышит наше пение
Поржавела губная гармошка
Нам поют
Не расплатиться
Нечем заткнуть
Уши

Надо сказать, что все эти до, ре, ми звучат на фоне постоянных размышлений о смысле существования, о краткости и конечности жизни, о ее ценностях. Но никаких котурнов, тихий разговор, бормотание под нос. Грустный, усталый, с мягкой иронией. Тон доверительный.

Я знал, что будет все как надо
Мышь не проскочит
Моль не съест
Как надо я не знал
Уткнулся в дверь
Стеклянная
Но ничего не видно
Споткнулся о порог
Но не упал
Там наверху
Страницу пролистнули
Кивнули
Давай дальше

Шел в потемках
Менялись вводные
И тасовали цели
И вот я здесь

Сказка ложь, но в ней намек… Искренний, подробный рассказ лирического героя дает убедительную характеристику человеческой жизни, не прерванной (по умыслу или попустительству) волей небес и сформированной той же волей.
Порой лирическим героем становится не живое существо, а некое понятие. (Ноу-хау Земских). Тогда стих представляет собой трагикомическую интермедию, разыгрываемую длиной строк, паузами и многократным повторением выбранных слов. Слово-персонаж, представляющий главную тему, в каждом повороте действия выглядит по-другому, меняя представление о себе, от строки к строке обретая новые смыслы, делая тему бездонной и безотрадной.

Это было после
А после не бывает
Оно маячит но недосягаемо
Пора делиться
Хлам что копился ожидая после
А после не пришло
Пришло сейчас

Сегодня

Холодное

Смеркается
Уходят

Предупреждая что и ты
Но после
Для них оно настало

Дожидаясь своего После, человек оглядывается на прожитое, на то, что ему дорого, с чем жаль расставаться.

Оставляя
Все, что можно оставить здесь
А здесь остается с тем,
что ты оставил

Ты не хочешь бросить здесь
А с собой
Взять невозможно

Но какое дело тебе до того
Что можно и что нельзя
Там ничего не будет
Взять бы с собой

это здесь
Какое есть
Неудобное
как колючий свитер
Нельзя так нельзя

Оставлю
Все что нельзя оставить
С собой только память

о колючем свитере

Но и память
Там ни к чему

Какая жалость

Земских поместил обычное слово под лупу своих чувств, и оно получило самость, засветилось, наполнилось множеством значений, вмещая в себя все земное существование человека как личности. Все, что ты увидел, вобрал в себя и что отдал другим. Здесь. Здесь все твои радости, горести, достижения и потери. Здесь твои любимые и нелюбимые люди, вещи, собаки, кошки, птицы, явления природы. И судьба – не только твоя – тоже здесь, не за кордоном:

Взлетели
И упали
Взлетели
Полетали над болотом
Упали
Но мы настырны
Метафизические выси нас влекут
Взлетели
Гектар космического мусора вокруг
Не успеваешь увернуться
От одного осколка прекрасной мысли
Как что-то пробивает
Последнюю защиту
И падаешь
Сгорая при входе в атмосферу
А повезет так приземлишься
В тепло обычной жизни
Но это ненадолго

Что ж, закрывая книгу «До» нам остается ответить на вопрос: «Что мы будем делать милый друг». Поэт сделал, что посчитал необходимым – предупредил. Тема приближающейся трагедии звучит на каждой странице и сгущается в стихотворении, которое закрывает книгу. Оно, заметим, написано в день, отделяющий «до» от «уже»: 22.02. 2022.

Все дружно встали под ружье
Войны не будет
Всем помолчать
Ведь я за все
В ответе
Не на коне
но за столом

за белым

Ну что дрожите
Я сказал
Всем смелым
Войны не будет
Тишина
А над могилой
Страны
Взовьется мой штандарт

Заткнись-ка милый

 

 

 

 

обтаз arts. .

статьи. .

проза. .

стихи. .

музыка. .

графика. .

живопись. .

анимация. .

фотография. .

други - е. .

контакты. .

ОБТАЗ / OBTAZ band. .

_____________. .
николай симоновский. .

Люминографическое общество Санкт-Петербурга ..
IFA - Санкт-Петербургский Творческий Союз художников ..
Творческое объединение Митьки ..
ЦВЗ Манеж, СПб ..
Арт-Центр Пушкинская-10 СПб ..
Современное искусство Санкт-Петербурга ..
арт-центр Борей ..
Матисс-клуб, СПб ..
Государственный музей городской скульптуры. Новый выставочный зал ..
Галерея Art re.FLEX ..
галерея Арт-объект ..
Музей современного искусства Эрарта ..
Русский музей ..
Новый музей современного искусства на Васильевском ..
Галерея «С.П.А.С.» ..
Галерея Квадрат, СПб ..
Галерея "Стекло. Росвуздизайн", СПб ..
Галерея «Контракт рисовальщика» ..
Всероссийский музей А.С.Пушкина ..
Библиотека им. В.В.Маяковского ..
Арт-отель Trezzini ..
Венские вечера на Малой Морской ..
РосФото ..
AL Gallery ..
Галерея 12 июля ..
Name Gallery ..
DiDi Gallery ..
Арт-кафе «Подвала Бродячей Собаки» ..
K Gallery ..
Выставочный Центр Санкт-Петербургского Союза Художников ..
СПГХПА им. А.Л. Штиглица ..
Галерея Мольберт ..
Галерея Сова-арт ..
Книжный магазин Порядок слов СПб ..
ARTINDEX online gallery: painting, graphics, photography, design, architecture ..
Арт-клуб Книги и кофе СПб ..
ВАВИЛОН.Современная русская литература ..
Пушкинский Дом (Институт русской литературы, СПб ..
Музей Ахматовой в Фонтанном доме СПб ..
Музей-квартира Достоевского СПб ..
Музей Вдадимира Набокова, СПб ..
Журнал Зинзивер ..
Издательство Вита Нова ..
Санкт-Петербургский Дом писателя ..
Научно-информационный центр «Мемориал», СПб ..
Яндекс.Метрика

..
 
back top next ..